Чиновники пересаживаются на угнанные за рубежом авто

Через коррупционные схемы чиновники легализуют угнанные за рубежом автомобили класса люкс

Выдержке министра юстиции Александра Лавриновича можно позавидовать. О том, что известный чиновник ездит на украденном в Германии служебном Mercedes Benz, в конце минувшего года написали едва не все украинские и самые авторитетные немецкие СМИ. Но близкого соратника Виктора Януковича громкий скандал, похоже, оставил равнодушным. «У меня нет времени заниматься такими пустяками», — спокойно, почти по-отечески бросил он корреспонденту Фокуса, будто речь идёт не о краденой машине за $100 000, а о закупках бумаги для министерства.

Олимпийское спокойствие Лавриновича объяснимо. Как удалось выяснить Фокусу, езда на ворованном автотранспорте для многих его коллег-чиновников — привычная практика. На угнанном в Германии AUDI A6 при президенте Викторе Ющенко катался экс-замминистра юстиции Николай Шупеня. Украденный в Чехии Renault Espace вплоть до передачи законному владельцу эксплуатировала исполнительная служба Киевской области. Вопреки требованиям законного собственника, пока не удаётся вернуть по месту кражи, в Чехию, и представительский Mercedes Benz, на котором ездит один из начальников отдела Тернопольской облпрокуратуры.

По словам правозащитника Владимира Бойко, благодаря удобным законам отечественные чиновники не только сами ездят на угнанных на Западе и конфискованных в Украине авто, но и с помощью подставных фирм и фиктивных аукционов реализуют их за откаты. Член Европейской международной ассоциации детективов по розыску автотранспорта адвокат Стефан Решко утверждает, что ежегодно из приблизительно 350 украденных за рубежом представительских авто законным владельцам возвращают только около двух десятков. А значит, угон таких машин — бизнес с годовым оборотом в десятки миллионов долларов.

О том, что министр юстиции Лавринович разъезжает по стране на ворованном автомобиле, стало известно в начале декабря минувшего года. Компромат на чиновника слила не оппозиция, а соратник министра, нардеп-регионал Валерий Коновалюк. По его словам, украденное в Штутгарте авто после судебного решения о конфискации министру передала исполнительная служба, которая находится в его подчинении. Впрочем, для самого чиновника громкий скандал вряд ли стал неожиданностью. О том, что его роскошный автомобиль — собственность немецкой компании Mercedes Benz Bank, он, скорее всего, узнал ещё в мае. Тогда украинский отдел Интерпола сообщил киевскому ГАИ, что машина находится в розыске.
Сам Лавринович ничего зазорного в скандальной истории не видит. В беседе с Фокусом он заметил, что в госсобственности находятся тысячи конфискованных автомобилей, и все они были переданы госпредприятиям в рамках действующего законодательства. Отвечать на остальные вопросы чиновник отказался, сославшись на то, что тема достаточно раскрыта.

Лавринович лукавит. Простой вопрос о количестве конфискованных машин в Минюсте заставляет чиновников путаться в показаниях. Сразу после скандала с Mercedes Лавриновича его зам Андрей Седов признался, что на балансе ведомства 14 таких машин, а спустя три недели сократил их число до пяти: два Lexus, BMW X5, Mercedes Benz и Toyota Camry. Сам же Лавринович заявил Фокусу, что в Минюсте таких машин «с десяток». Решко, который 12 лет профессионально занимается поиском и возвратом находящихся в международном розыске авто, говорит, что расхождения понятны: департамент исполнительной службы Минюста регулярно передаёт машины другим госорганам. «В моём ведении находится пять дел о возврате транспорта владельцам, и три из этих авто уже переданы в распоряжение центрального аппарата Минюста и ждут своих министров», — жалуется адвокат.

Чиновники разных уровней, объясняет Бойко, заинтересованы в угоне и легализации на территории Украины дорогих ворованных машин, ведь они получают такие авто даром или задёшево покупают на аукционах. Схема, по его словам такова: машину, чаще всего представительского класса, похищают, как правило, в Италии, Германии, Чехии или России. Вскоре автомобиль обнаруживают на территории Украины без водителя либо задерживают при пересечении границы с поддельными документами. Затем суд конфискует автомобиль, а исполнительная служба либо забирает его в пользу государства, либо выставляет на аукцион. Там за откат она по заниженной цене «отходит нужному человеку». Из общего правила бывают исключения. Иногда угонщики платят владельцу машины 20–25% её стоимости, а тот после кражи заявляет об угоне и получает страховое возмещение. Или, как в случае с автомобилем Лавриновича, аферисты создают подставную компанию, покупают дорогое авто в кредит и после первой выплаты перегоняют его в Украину.

Себе — дешевле
Непосвящённым разобраться во всех тонкостях реализации конфискованных авто на аукционах непросто. Бывший министр юстиции, нардеп Роман Зварыч, за время руководства ведомством которого в госсобственность перешло более 60 машин, признался Фокусу, что понять запутанную схему до конца ему так и не удалось. Но главную закономерность отлаженного алгоритма он заметил: если в организованных государством торгах принимали участие близкие к определённым чиновникам структуры, стоимость авто занижали до смешного. Если же на аукцион попадал независимый участник, цена иномарки взлетала до небес, и машина простаивала. Экс-министр вспоминает, что вынужденную заминку в личных целях использовали местные чиновники. К примеру, на конфискованном спорткаре Jaguar катался один из закарпатских полковников милиции.

С тех пор схема не изменилась. Попасть на рынок реализации конфиската частным компаниям сложно. Их собственники утверждают, что руководство исполнительных служб получило из Минюста негласный указ сбывать конфискованное имущество исключительно через своего госагента — компанию «Укрспецюст».

Преследовать контрабандистов, а тем более что-то возвращать законным владельцам при таком раскладе никому не нужно. Как удалось выяснить Фокусу, главный подозреваемый по делу об автомобиле Лавриновича отделался условным сроком. Объявленный в розыск Volkswagen Touareg, который находился в ведении управления крымской юстиции, после появления законного владельца и вовсе бесследно пропал. Аналогичная история случилась и с похищенным в Австрии Jeep Grand Cherokee: дорогую машину украли прямо со штраф­площадки столичного ГАИ.
На вопрос о том, как исправить положение, Решко разводит руками. Он уверен, что пресечь подпольные схемы в Украине не смогут даже самые прогрессивные законы. Для этого нужно одно: политическая воля власти. Но для этого её представителям, как минимум, нужно перестать пользоваться краденым имуществом.

Источник: avtocrat.at.ua

Запись опубликована в рубрике Автопром. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий